Ирландец Дара в Памире. 2010 год.

Предыдущая глава рассказывала о центральной части Памира, о Рошткалинском ущелье, и о курорте термальных вод Джелонды.

*Развилка трёх дорог. На трассе Мургаб-Хорог, от коей идёт ответвление на перевал Харгуш и к реке Пяндж — это нам и нужно. Заранее было известно, что тут на пути к реке Пяндж машины крайне редки. Так и оказалось — в ту сторону не было за сутки ни одной машины. В другую сторону было 3 машины, из них 2 джипа с группами интуристов.
Забегая вперёд, отметим, что интуристы в Ваханской долине едут на велосипедах и машинах обычно именно с запада на восток.

Итак, высадка у развилки была в 12.30… В 19.00 уже будет темно. От развилки — 35 км до реки Пяндж, где есть застава и пара домиков с местными жителями. На машин особой надежды нет. Да и зачем, если такая красота вокруг! Только бы до темна добраться до чабанов хотя бы. Вроде бы, должны быть по пути.

Через км 10 ходьбы встретился парень. Он стоял у озера (диаметром с 2 км). И стоял уже 2 часа. Сказал, что будет ждать машину, а сил идти у него не так много. Когда ему было сказано, что попутной машины тут (на этом участке) может не быть и целые сутки, и ночью могут быть волки, он не хотел верить. Но всё-таки нехотя взял рюкзак и пошли мы вместе.

Ирландец по имени Дара. Ему 23 года. Почти не пьёт, совсем не курит, морально устойчив. Не женат. Выдаёт себя (и выдаёт неплохо) за путешественника, любящего изучать культуру, обычаи, языки народов, кои оказываются у него на пути. Выходец из большой семьи фермера, отцу 73 года, матери 64. Самый младший из семерых детей.

Дара 2 года назад вылетел из дома в Китай, где преподавал английский язык в школах и университетах Китая. Зарплата небольшая по меркам европейским (в среднем по 600-800 $), но ему нравится изучать попутно местные культуры и языки. Неплохо научился говорить на китайском и уйгурском. Уйгурия, где он жил 1 год, — это одна из провинций Китая — в ней мусульмане живут.

При наступлении лета прямо из Урумчи (столица Уйгурии) подался в путь. Уже 2 месяца на Нём. Через Казахстан, Киргизию оказался на Памире.

Про языки Памира и прочие

Поскольку Уйгурский язык очень схож с киргизским, казахским и прочими тюркскими языками, то это помогает ему при путешествии по сим странам и по восточному Памиру, где Кыргызы живут.
А таджикский и Памирский языки почти не имеют схожих слов с уйгурским и тюркскими языками (разве что 2-3 % слов схожи по причине соседского заимствования и слов на мусульманскую тему) — они из другой группы языков.

С английским у всех этих народов тоже плохо. По сему, Дара до встречи с русско-говорящим почти на пальцах общался с местными памирцами (правда, это было лишь 2 дня, когда закончились киргизы на его пути).

Так пока выходит, что мы идём дней 8 вместе (а всего в итоге мы протопали вместе около 12 дней). Правда, днём обычно расходимся по нескольку раз на 1-5 часов… Кто-то уходит вперёд, кто-то в соседнее ущелье посмотреть на него и на водопады), кто-то делает какие-то дела (зубочистинье, помывка, чаепитие у памирцев), но потом всегда до вечера почему-то сходимся.
И выходит так, что Дара нашёл себе переводчика (знание инглиш у переводчика не такое уж большое, но куда как лучше, чем он был бы совсем без языка).

Русским языком Дара не владеет (хотя, начинает учить), а памирцы, как и все жители Средней Азии, весьма неплохо говорят на русском. Мужское население почти все (кроме детей в кишлаках) знают русский язык, ибо большинство из них были и работали в России, а женщины в половине случаев имеют примерно такой словарный запас русского, позволяющий изъясняться с русскоязычным.

Дара вообще, похоже, не прочь продолжать путь в таком дуэте до самого Узбекистана (и даже включая его), благо и сроки планов обоих путников примерно совпадают. И желание оставаться в таком составе у него явно выше, нежели у его спутника (который видел много плюсов и в одиночном перемещении).

Сначала в первые наши совместные 1-2-3 дня, думалось, что мы расстанемся вот буквально завтра. Но как-то он не отставал. При этом явно больше устаёт. И соглашается почти со всеми решениями своего напарника. Похоже, он выбирает трудный и тяжёлый вариант пути в обмен на перевод с русского языка. Хотя, он достаточно приятен и не причиняет неудобств.

Дара также сильно интересуется историей тех мест, где бывает. Обычаями, блюдами, религиозными обрядами. И переводчик с русского ему весьма кстати. Не курит, не пьёт, фактически не воняет зловонным потом. При этом редко моется и, особенно, стирается. Даже удивительно! Наверно, в нём много Святого Духа. Аминь!

Высокие горы Памира

Итак, прошли мы после встреч вверх ешо км 15 почти до перевала Харгуш. Там нам встретилась бабулька, пасущая коз и баранов. Она их гнала уже на ночлег ближе к своей кибитке. До заката оставался час. Предложила у неё ночевать. С пятерью её маленькими внуками, живущими с ней в кибитке. Так и сделали. Ночевали на высоте около 4000-4100 метров. Дара в своей палатке, а русско-говорящий в пастушеской кибитке, ибо своей палатки не имеет.

У некоторых любителей гор, если они сразу с равнин поднимаются на такие высоты, бывают головные боли, недомогания, а если ешо и с физической нагрузкой, то совсем бывает туго. 
У автора оных строк таких проблем не бывало ешо (включая опыт Тибета). Ибо, всегда был не такой уж резкий набор высоты. Была всегда адаптация на высотах пониже — 1500-2000-2500 метров. По 1-2 неделе. Кстати, на этом же сайте есть статья про горную болезнь про всякие нюансы в горах, которые важно знать новичкам горных походов.

Вообще-то, при ночёвках на таких больших высотах — выше 3500-4000 сон не всегда бывает очень крепок… Однако, утром обычно всё нормально, состояние бодрое, и днём неплохо. Только физическая усталость после предыдущих нагрузок.

Поскольку Памир — это пустынное высокогорье (высокогорная пустыня), то лучи солнца там очень активные (ибо, на их пути к земле намного меньше преград, большинство из коих в низших слоях атмосферы) и кожа там загорает раза в 2-3 быстрее, чем в низине.

На разницу между «нагретостями» (например, между солнечной стороной и НЕсолнечной) высота влияет примерно также, как и влажность воздуха. Чем суше (а в Памире сухо), тем больше разница между поверхностью под солнцем и обратной стороной (горы, дома и т.д.). Как и разница между ночной температурой и дневной.
То же самое и с высотой — чем выше, тем разница больше… Причина, видимо, кроется в том, что днём тёплый воздух концентрируется в нагретых местах, а вечером и ночью спускается с гор. Впрочем, есть отдельная моя статья про погоду в горах.

С утра мы продолжили путь. И через 15 км достигли…
*Погран заставы Харгуш у реки Пяндж.

В следующей главе про «Исмаилизм памирцев» читайте об этом религиозном течении, и как оно выглядит на Памире, где абсолютное большинство жителей придерживается оной ветви ислама.

Также имеется список статей/отчётов о странах Средней Азии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *