Жизнь в иммиграционной тюрьме в Турции

В этой статье будет рассказано о том, как в феврале 2012 года меня 10 дней держали в «иммиграционной тюрьме» (если так можно назвать это заведение), после чего выслали под конвоем в Россию за нарушение сроков пребывания в Турции (но то нарушение было очень спорным). Приведённая выше ссылка отведёт вас на статью об этом.

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Обследование и оформление задержанного.
  • Содержание заключённых в турецкой иммиграционной тюрьме.
    • Заложницы из Грузии.
    • Грузинское пополнение в наших заключённых рядах, и как связано с этим улучшение меню?
  • Условия проживания в камере и правила поведения.
    • Какие развлечения в камере?
    • Игра в мяч во дворе нашей резиденции.
    • Можно ли иметь телефоны в камере.
    • История моего сокамерника (курда из Сирии).
  • Снова собеседования с полицейскими.
    • Планируется увезти на автобусе всех заложников.
    • Переговоры о моей экстрадиции-высылке.
  • Эту большую статью я чуток разбавил своими фотографиями из Турции.

Обследование и оформление задержанного

В том подвале в городе Мерсин (куда меня доставили вскоре после прибытия в порт Ташучу и разговоров с полицейскими о правомочности моего задержания) обнаруживаются и другие иностранные заложники. Это один сириец и четыре грузинских женщины, знающие русский и турецкий языки в некоторой степени, и помогают собеседникам в обмене мнениями.

Через минут 40 русского везут на той же машине (и везут те же 2 человека, что и привезли сюда) в обычную больницу. Врач осматривает глаза, торс, ставит диагноз. Это нужно перед посадкой в камеру. Для фиксирования состояния здоровья задержанного.

Приезжаем снова в подвал. Ещё немного бесед, но почти бесполезных (ибо, всё зависит от решения начальства). Говорят, надо ждать понедельника (а тот день был суббота), ибо самые главные начальники работают только в рабочие дни. Ждать за решёткой в апартаментах.

Просят выложить все ценные вещи, берут их под расписку, номера всех денежных купюр также записывают! Фотоаппарат (простейшая цифровая мыльница от Кэнон) также забирается под роспись хозяина аппарата и кладётся в сейф. Рюкзак ложится на полку для обычных вещей. В апартаменты в ботинках заходить нельзя. Надо снимать их и оставлять надо рядом с рюкзаком. Выдают тапочки.

Ремень также нельзя (ибо, заключённый может его применить в качестве удавки и повеситься), но можно брать все остальные одежды. Разрешено брать еду, зубную щётку, пасту, мочалку, а также покупать через полицаев, давая им деньги, и заказывая продукты и какие-то необходимые вещи. Они в магазине купят. Вряд ли возьмут присвоят себе большой процент от этой услуги.

Работа этих надсмотрщиков-полицаев состоит (в том числе) и из этого — обеспечивать (всё по инструкции) иностранных заложников едой и прочими вещами для поддержания более-менее нормального существования, но конечно, если заложники дадут деньги на это.

игра "О'кей" в Турции

Такую картину можно частенько встретить в Турции. Это либо традиционный «чайный дом» («Çay evi»), либо салон для игры в игру «О’кей», в которую играют повсюду в Турции (в основном мужики). За левым столом как раз идёт партия в эту игру (напоминающую наше домино). Что за другими столами, точно не видно. В «чайных домах» также порой играют в эту игру, а также в карты.

Содержание заключённых в турецкой иммиграционной тюрьме

Вообще же, в этом подвале бесплатную еду дают 3 раза в день. Если жильцов сей тюрьмы не очень много (видимо, если 5-8 человек), то рацион банален и очень прост — каждому 3 раза в день выдают по пол-булке хлеба, 200-граммовой упаковке сока (или кефира, он по-турецки звучит «айран»), совсем чуток сыра и овощей, масло.

Ну и по 2-3 котлетки, но все их отдавал в пользу другим голодающим турецкого Средиземноморья (или менял их на редкие овощи). Чай горячий (или же кипяток) полицаи порой дают со своего самовара (турецкий вариант самовара, немного отличающегося от русского). Даже с сахаром.

Полицаи дежурят по 12 часов, потом их сменяют другие. Через сутки (через 24 часа) они обычно возвращаются на новую смену. Если в предыдущий раз дежурили в ночь, то в след раз — в день. Их по 3-4-5 чел дежурит, в зависимости от количества иностранцев за решёткой.

За всеми заключёнными надо присматривать в видеокамеры, установленные во всех 3 комнатах (а то вдруг заложники что-то задумают). Две комнаты — мужская и женская, имеют по 4 кровати, и ещё одна экстра-комната — побольше, там настилы, куда могут лечь до 50 человеков, наверно. Но она используется не всегда, а только в экстренных случаях (при большом наплыве заложников).

Ещё камеры в коридорах, кухне, фойе. Всего 8 видеокамер, дублируется на комп, стоящий в комнате полицейских. Там же ещё комп с интернетом, постоянно кто-нить из них сидит в интернете, и иногда поглядывает в камеру, всё это хорошо видно, ибо проход из комнат и туалетов на кухню как раз мимо комнаты полицаев, коя за решёткой и стеклянными окнами. Все друг друга видят.

Вокруг сего полицейского участка ночью постоянно ходит охранник с автоматом, или даже двое. Днём лишь вахтёр с автоматом у ворот, открывает ворота для своих машин.

Надзиратели не разрешают пользоваться их компьютером, что вполне объяснимо, ибо комп стоит в кабинете полицейских (заключённым можно лишь смотреть телевизор, установленный в столовой). Однако, меж обеими группами (расположенными по обе стороны решётки) царит дружественная обстановка. Бывают часто шутки и смех. Всё-таки, иностранцы, сидящие там, не бандиты (по крайней мере, не кажутся таковыми, но им что-то пытаются впаять).

пожарные мини-машины

Эти мини-пожарные машины (и они совсем не игрушечные) на вооружении мини-пожарной охраны (по-турецки İtfaiye). Встретились мне в старой части города Анталья. Как объяснили мне местные люди, такие малютки нужны для проезда по узким старым улочкам, где не проедет нормального размера пожарная машина.

Заложницы из Грузии

Грузинки подозреваются непонятно в чём, как они сами говорят. Задержаны все четверо в разных местах. Одну взяли прямо с такси. Ещё одну из дома. Вскоре к нам прибыло большое пополнение из 13 грузинок. Всем им (как и тем четырём, что уже тусовались в подвале 3 дня) от лет 18 до лет 50.

Всех этих грузинок взяли в отеле. Все они более-менее говорят на турецком, некоторые хорошо говорят. Наверняка, их подозревают в нелегальной работе… В самой Грузии мне много людей встречалось, кто говорил, что ездят (они сами или их родня) работать в Турцию.
Работа без разрешения (а только граждане Турции имеют такое право по умолчанию) является незаконной деятельностью в Турции.

А вот в Грузии (видел однажды такой документ) разрешается заниматься любой деятельностью, если она не является криминальной. Причина — в высокой разнице в заработках в этих странах. То есть, в Грузию мало кто поедет работать (всё-таки, заработки там несравнимы с турецкими).

Грузинское пополнение, и при чём тут улучшение меню?

В тот же вечер (дня моего прибытия) нас (русского и 13 новых грузинок, привезённых буквально час назад) везут на машине в некий крупный полицейский участок (возможно, здание следственного комитета данной провинции Мерсин или иммиграционный офис)… Там нас фотографируют в двух позах (профиль и анфас) и занимаются с нами дактилоскопией (снятием отпечатков пальцев) на аппарате с электронным плазменным монитором, к коему по очереди прикладываются все пальцы рук и обе ладони.

Доселе так же тщательно пару раз дактилоскопировали в Дагестане (летом в 2011 и ещё однажды в 2005), но там аппараты были попроще. Правда, впоследствии однажды в 2014 году во Владикавказе также на таком же хорошем аппарате дактилоскопировали.

Потом отвозят «домой» в нашу резиденцию. И нас ждёт шикарный ужин (по зарешётчатым меркам). С этого раза у жителей подвала начинается более-менее разнообразный рацион. Те же 13 грузинских женщин, коих привезли в сей вечер, так и не познали 3-разовое однообразное питание, где основной продукт — булки.

Мы теперь каждый день ели (совершенно бесплатно) на обед и ужин по 2-3 разных блюда. Типа фасоль, чорба (турецкий самый популярный суп), жидкий творог (турки называют это Yogurt= йогурт), кефир, рис (он тут называется pilav=плов)… Бывали часто сладкие восточные десерты, ну и мясо, разумеется. И пол-булки хлеба на каждого. И без этого хлеба еды уже довольно много, а тут ещё по пол-булки на каждый прём пищи.

На завтрак же подают стандартный камерный набор — всё та же пол-булка, сок и по одной пластиковой мини-упаковке (граммов 20) с маслом, сыром и повидлом (всего 3 таких упаковочки). Поданного за сутки хлеба обычно не съедается примерно половину.

И все эти блюда также не все съедаются. Обычно почти половина остаётся (кроме десерта и порой йогурта), ибо порция подаётся в расчёте на взрослого мужчину, а женщины, всё-таки, в среднем едят меньше мужчин. А эти грузинские женщины также люди совсем уж не бедные (хотя, конечно, и не богатые) и могут себе позволить заплатить за дополнительные вкусности, заказанные из магазина. Надзиратели принесут.

Внутри старинной бани (с фонтаном) в Турции

Внутри старинной бани (которых очень много в Турецких городах).

Это вестибюль с традиционным фонтаном (но не всегда они в рабочем состоянии), где после бани отдыхают мужики, которых (или тела которых) желательно размять после бани, чем сейчас и занят парень в белом. Такие массажисты работают почти при всех банях и их оплата полностью зависит от количества обработанных клиентов… Двери в таких случаях — это обычно двери в кабинки для переодевания. Зачастую индивидуальные кабинки.

Условия проживания в камере и правила поведения

В коридоре в наших апартаментах висит памятка-инструкция на пяти языках — русский, турецкий, английский, арабский и фарси (он же иранский, а Иран тут близко). Там 22 пункта, гласящих о правах и обязанностях заложников.

Фотографировать даже это не разрешили, по сему, тут вот ниже по памяти несколько наиболее запомнившихся пунктов. Русский вариант написан явно не русским человеком (но умеющем говорить на русском языке), скорее жителем Средней Азии, постоянно встречаются типичные для них ошибки. Смысл фраз примерно такой:

  • Проезд до своей страны вы должны оплачивать сами из своих личных средств (в итоге с автором этих строк так оно и будет, и об этом рассказано ниже).
  • Турецкое правительство предоставляет бесплатно еду.
  • Имеются душевые. Мойтесь, пожалуйста, 2 раза в неделю (хотя, летом в жару можно и почаще).
  • Имеется стиральная машина. Пользуйтесь ею, стирайте свои вещи регулярно так, чтобы быть в опрятном виде (мыло и стиральный порошок предоставляются тоже бесплатно, и пришлось воспользовался этим по полной программе — прим.ред.).
  • Надо содержать в чистоте место своего расположения, туалеты, столовую. Периодически мыть их.

Также в столовой есть телевизор, где имеется около 150 разных каналов. Из них 3 — грузинских канала, 3 — арабских, 1 — иранский, и 0 (нуль) — русских каналов. Женщины (к коим потом добавилась ещё 1 жертва, и их стало всего 18) оккупировали столовую, играли там целыми сутками в карты и смотрели свои любимые сериалы (на их языке, конечно).
Наличие трёх грузинских каналов можно объяснить, наверно, близостью к Грузии, и видимо, грузины являются не такими уж редкими гостями сего режимного заведения.

Почти все те грузинки (кроме 2-3 женщин) курят, и курят часто, по сему, не охота было лишний раз появляться в столовой. А когда приносили ужин, приходилось открывать все форточки в столовой, чтобы вышел дым, ибо хотелось в комфортном состоянии нормально покушать… И открывать порой надо было нагло и уверенно, ибо некоторые женщины были против, поскольку холод заходил через форточки, ибо февраль месяц, хоть и не мороз (на юге Турции в январе-феврале ночами крайне редко опускается ниже нуля градусов, если это не в горах).

Причём, открывать форточки желательно за пол-часа до еды (дабы проветрилось до моего прихода), некоторых женщин это бесило. Вскоре, всё-таки, было достигнуто соглашение с полицаями, что оба некурящих мужчины могут кушать в своей мужской комнате без дыма.

В мужской-то комнате дверь закрыта почти всегда, а форточка (которая на уровне асфальта во дворе) открыта постоянно. По сему, в нашей мужской камере явно было посвежее женских апартаментов. А так вообще-то, кушать разрешается лишь в столовой. Но в данном случае для нас (мужчин-бунтарей) сделали исключение.

Еду на всех привозили в больших кастрюлях, подносы с ложками тоже. Увозили в грязном виде, их мыла машина. Привозили в следующий раз в чистом виде. Хороший сервис, однако… Когда женщины поняли, что надсмотрщики устали подавать им чай и кипяток, то дали деньги на электро-чайник. Надзиратели купили. Теперь у заложников в любой момент был кипяток. Как говорится, чай, кофе, потанцуем… Кстати, танцы тоже были. И таким образом, мы плавно переходим к следующему пункту.

Старинная тюрьма в Синопе

А вот и кадр тюрьмы в Турции. Но не той, в которой мне довелось погостить, а другой. Это древняя тюрьма в турецком городе Синоп.

Источники утверждают, что первая постройка этой тюрьмы датируется аж третьим веком. Потом много раз перестраивалась прямо на этом же месте. Перед воротами стоит «подбитый» временем автобус, ранее служивший для этапирования (перевозки) заключённых из одного заведения в другое.
Несколько раз (и не только в Турции) мне доводилось посещать бывшие тюрьмы, ныне служащие в качестве музеев и им подобных «развлекательно-занимательных» заведений. Эта тюрьма в Синопе — одна из них. Вход туда по билетам.

Какие развлечения в камере

Ну если не считать развлечением само поглощение еды и полученное от этого удовольствие (а поскольку нахаляву, то это вдвойне «приятно»), можно упомянуть следующие эпизоды.

Жительницы Грузии устраивали чуть ли не каждый вечер грузинские танцы, а живым оркестром были сами девушки. В качестве барабанов они использовали столы, по коим стучали ладонями.
В один вечер мы даже почти по-настоящему отпраздновали День Рождения одной грузинки. Купили два торта, и даже задули свечи!

В целом наше положение в этом изоляторе было как бы средним между тюрьмой (причём, тюрьмой северного Кипра, благо опыт был) и пионерлагерем. Тоже имеются вожатые, работающие по инструкциям (это наши надзиратели), также есть свои правила и редкие из них исключения. Неплохой аттракцион. Рекомендую.

Игра в мяч во дворе нашей резиденции

Раз в день (если он не пасмурный) на часок желающие могут выйти во дворик… Во дворик самого же полицейского участка!!!. Наши вожатые тоже выходят. Для присмотра.
Во дворике дают мячик поиграть в волейбол, вышибалы (или правильнее назвать выбивалы?). И вообще, подышать свежим воздухом, который особенно нужен грузинкам, постоянно находящимся в дыме.

Иногда мячик подлетает к самим воротам, и бежать за ним приходиться кому-то из заложников (возможно, для полицейских это может показаться грязноватой работой). При этом, от игровой площадки до ворот метров 25-30 всего!!!, ворота легко перепрыгнуть. Когда заключённый бежит в сторону ворот за мячиком, то вожатые его не преследуют, но внимательно смотрят.

Правда, у ворот (или в будке при них) стоит вахтёр с автоматом, главная его работа — это открывать ворота для своих машин. В принципе, если очень хочется, то сбежать тут вполне реально (надо просто хорошо бегать), только куда без паспорта?. Даже если бы он и был на руках, выйти без больших потерь за пределы Турции будет очень проблематично (ибо, они сразу же занесут в особую базу данных, и при попытке покинуть Турцию через официальный погран-переход, естественно, арестуют беглеца).

Сами полицейские также порой с нами играли в игры с мячом, но при этом держа ситуацию под контролем. Ибо, минимум один из них не играл, а сидел рядом, и присматривал. И ещё один всегда находится в кабинете в подвале, для присмотра за оставшимися там редкими иностранцами (ну у кого-то, возможно, бывает плохое настроение и даже на свежий воздух выходить не хочется).

Можно ли иметь телефон в камере?

Телефоны в данном режимном помещении и при себе держать нельзя, все их сдают под расписку. Однако, 1-2-3 раза в день многие грузинки могли их попросить на полчаса-час, надсмотрщики соглашались. Некоторые женщины умудрялись их заныкать и пользоваться дольше разрешённого времени.

О моём сокамернике (курд из Сирии)

Сириец тоже заныкал свой мобильник, причём, похоже, с первого же дня (причём, все заложники об этом знают, а полицейские нет). Он пронёс его в носках (как мне сказал)… На момент моего появления в заведении он находился там уже месяц. Взяли его также в том же порту Ташучу, но в другом направлении, когда он хотел переправляться на северный Кипр на работу (по его словам).

Во время попытки перехода паспортного контроля у него было удостоверение личности, но как оказалось, не его личности, а другого человека (видимо, похожего).

По сему, это будет посерьёзнее подозрений в нелегальной работе или превышение разрешённого времени пребывания. Тем более, он курд (но живущий в Сирии), а у Турции имеются давние проблемы с этим курдским вопросом (курды хотят независимости или хотя бы автономии и воюют с властями Турции). И поэтому, его курдское происхождение (пусть даже он и сирийский курд) вызвало ещё большие вопросы у полицейских. Я не знаю его дальнейшую судьбу, куда его потом направили или конкретно посадили.

В целом наши надсмотрщики дружелюбны, и если видят, что заложники не представляют угрозы и хорошо себя ведут, то с каждым днём всё менее тщательно смотрят и всё дружелюбнее настроены. Особенно, если вместе с ними беседовать, шутить и улыбаться (в основном приходилось это делать через решётку). Они же тоже как бы человеческие существа.

Народ в Турции работящий

Народ в Турции достаточно работящий. И мне частенько встречались такие сцены, когда женщина носит огромные охапки травы или дров.

Снова собеседования с полицейскими

В четверг (спустя 6 суток после задержания) нас (с одной грузинкой) везут в какой-то большой полицейский участок. Там мы заходим в миграционный департамент, где, кажется, никто не говорит на инглиш (хотя, департамент специализируется на работе с иностранцами!).

Ждём. Потом с грузинкой беседуют, заполняют анкету на компе с её же слов (она знает несколько сотен слов по-турецки). Потом она заявляет, что не хочет более отвечать на вопросы, ибо, плохо знает турецкий, и подписывать ничего не будет. И не будет переводить беседу с русским. Похоже, она морально устала. Значит, мы едем не солоно хлебавши обратно в нашу резиденцию.

По приезду в наше «депо» другая грузинка легко соглашается быть переводчиком на собеседовании с русским. И вот, полицаи записывают на компе со слов русского его краткую историю путешествия по Турции и северному Кипру (типа протокола). Это спустя 6 суток после задержания!! Довольно оперативно.

Увезти на автобусе всех заложников

Далее через час приезжает представитель миграционного департамента и объявляет, что всех грузинок и русского (лишь кроме сирийца) могут отправить завтра в Грузию на автобусе с сопровождением. Надо лишь согласиться оплатить аренду автобуса (не рейсового, а именно арендованного) — это 150 лир с каждого заключённого. На тот момент это было 80$.

Полицейские спрашивают у русского, согласен ли он выехать безболезненно в Грузию всего за эти 150 лир?. И как говорят полицейские, потом можно вернуться в Турцию на законных основаниях. Просто этому русскому нужно покинуть Турцию, а то он уже 3 месяца безвылазно в ней.
ТРСК, по их мнению, не считается настоящей заграницей относительно Турции (об этом турецком принципе было рассказано в первой половине статьи). Конечно, был согласен на сей переезд, даже если и 150 лир отдать. Доказывать правоту в этой тупиковой ситуации уже поднадоело.

И тут у меня появляется идея — при возвращении в Грузию, сразу в городе Батуми (что в 10 км от границы) идти в консульство Ирана и подаваться на визу.

У всех (особенно, у грузинок) после новости об автобусе повышается настроение, все начинают собираться, появляется чемоданное настроение. Постоянно бегают к своим чемоданам, что-то берут, кладут. Один из полицаев обязательно наблюдает за оным процессом (по камерам). Но в целом уже не так пристально.

Повышенное настроение грузинок держалось 5 часов, потом сказали, что автобус переносится на послезавтра. Настроение несколько опустилось… На следующий день повышенное настроение (вместе с чемоданным) возвращается. Автобус подадут в 6 утра.

Вечером объявляют, что русский всё-таки не едет на этом автобусе, а пока сидит и ждёт. Надо снова подождать до понедельника (или до вторника), и там решат окончательно. Решают в Анкаре (где сидят главные умы по этому вопросу), и суббота-воскресенье у них выходные дни… Говорят, что (возможно) меня скоро совсем выпустят и дадут бумагу, где будет указано 15 дней для выезда из Турции.

В Турции порой местные женщины пекут лепёшки в печах

Если в Турции забрести в какие-нибудь дебри, то можно увидеть такую картину, когда местные женщины пекут хлебные лепёшки в печи под открытым небом. Хотя, это место достаточно туристическое — крохотный райцентр Гюзельюрт в прекрасном месте Каппадокия.

Переговоры о моей экстрадиции-высылке

Провожаем грузинок, они уезжают-таки. Теперь еду подают примитивную (как было в первые два приёма пищи до привоза 13 гражданок Грузии) — без супов, фасоли и десертов. В день выдаётся по 3 половинки булки, чуток овощей, сыра, масла, джема, 2 сока и 1 кефир (они по 200 грамм). Ну и чай сколько угодно.

Наступает понедельник, и ничего нового не сказали. Во вторник утром говорят так. Надо всё-таки покинуть Турцию в ближайшие 3 дня, включая сегодняшний. Предлагают в Грузию. Лететь на самолёте! Правда, сумма требуется не очень большая — 180 лир=100$.

В ответ им следует предложение, что лучше отправить по земле в Сирию (тогда в начале 2012 в Сирии было поспокойнее, чем в последующие годы), и это будет дешевле для всех заинтересованных сторон (ибо, на автобусе)… Но говорят, что в Сирию нельзя, они связывались по телефону с начальством.

Потом им следует вопрос — а где же обещанный звонок российскому консулу? Они обещали это ещё в день задержания и поселения в подвал. Говорят, что был послан туда запрос, и якобы, консул не захотел позвонить. А в подвале стоит карточный телефон, на коий можно позвонить и с коего тоже можно позвонить. Но нет номера консула.
Правда, это было не принципиально. Консул мало чем мог помочь в такой абсурдной постановке вопроса — «Северный Кипр не является заграницей для Турции! «… А может, и мог, кто его знает… Ну да ладно.

Тогда полицейским следует предложение — ехать в Грузию можно автостопом! За 2 дня то можно управиться. Однако, по словам полицаев, автостопом придётся ехать и сопровождающему полицейскому. А сей конвой нужен, чтобы иностранец точно и гарантированно покинул Турцию (хотя, в двух других подобных случаях с выдворением — в Китае в 2010 году и в Македонии в 2013 мне тамошние власти давали по 10 и 1,5 суток соответственно, чтобы я сам покинул страну).

Это было бы забавно — ехать так автостопом под конвоем. Не разрешили, разумеется. Итак, 180 лир. Причём, прямого рейса в Грузию нет (в начале 212 года ещё не было, хотя через примерно год ввели два рейса)… Выбирается маршрут — на самолёте из Аданы (это в 80 км от Мерсина) сначала в Стамбул, и потом пересадка на самолёт в Трабзон, откуда отправят автобусом до грузинской границы.

За всё это 180 лир. А конвоир платит за себя сам, а потом ему по чекам государство вернёт деньги!! Хорошо, один полицай идёт покупать билеты. Через 4 часа приносит билеты. Самолёт в 3 часа ночи (сейчас время 6 часов).

Однако, тут же появляется другая новость. Пришла директива от начальства, что есть некоторый риск, что грузинские власти могут не впустить русского, ибо там на границе надо же визу брать!.. (тогда в начале 2012 виза для Россиян в Грузию ещё требовалось, её отменили летом того же года)… И в этом случае нет гарантии, как было бы в случае безвизового режима с Грузией (по мнению турецких полицейских, но тут они логически правы).

Значит, остаётся то государство, гражданином которого является заложник. Значит, в Москву!!! Ура!!!??? После коротких недоумений и эмоций оказывается, что те же 180 лир уйдут на это дело. Самолёт из Стамбула в Трабзон заменят на Москву. И всё. И цена, почему-то та же. Так и оказалось.

Ждём ночи, смотрим футбол, ужинаем. В 23.00 приходит конвоир. Но вот о конвоире (а это оказался уже знакомый нам персонаж) и о том, как он меня конвоировал до самолёта (отправляющегося в Россию), рассказано в параграфе «Ну наконец-то отправляют под конвоем в самолёт» в той же упомянутой ранее статье про арест и высылку из Турции.


Это была статья из рубрики «Самые интересные и необычные случаи в путешествиях».

А также есть сборник статей-очерков о Турции.

7 комментариев

  1. Боже мой, какое это испытание! Наше посольство вмешалось, чтобы вам помочь? Что теперь — вам закрыт въезд в Турцию?

    1. Да ничего особо сложного или страшного, на самом деле. Почему бы и не пожить за чужой счёт?!?. Разве что пришлось оплачивать самому себе билет на самолёт в Россию.. Ну да ничего.

      Российское посольство не вмешалось никак, но наверное, они там даже и не знали про сей случай.

      Въезд в Турцию мне не закрыт. И тогда после тюрьмы тоже не был закрыт. Ибо, меня не судили, в обычной тюрьме я не сидел, и меня не депортировали. По сему, не закрыт въезд. И я много раз уже возвращался в Турцию с самых разных погран-переходов.

  2. Экспириенс, конечно, крутой, но никому бы не советовал)
    хотя по вашему посту создается впечатление, что не так уж и страшна турецкая тюрьма…

    а после предъявления обвинения и суда условия меняются?

    1. Так в данной ситуации не было никакого суда. Да и обвинение предъявлялось очень туманное, во многом абсурдное и мной почти опровергаемое (по крайней мере, они было заметно, что сами полицейские не были уверены в своей правоте). Об этом я описал в отдельной статье про «Арест и высылку из Турции» http://takliono.ru/turkey_arest_2012/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *