Устройство монастыря, его жители, устав и молитвы

Продолжение повествования о том, как с минимальными потерями попроситься на ночлег в монастырь или церковь. В предыдущем начальном выпуске рассказывалось о некоторых философских моментах данной темы, некоторых терминах (и их разъяснений) и о том, что увеличивает шансы на предоставление ночлега в христианских заведениях.

  • В этой статье речь пойдёт о следующих вещах:
  • Кто живёт в православном монастыре.
  • Устав монастыря.
  • Кто и как в монастыре даёт благословение на постой/ночлег.
  • Вечерние/утренние молитвы (обязательные и не очень).
  • Насколько обязательно присутствовать на вечерней/утренней молитве и службе?
  • Поцелуй руки священника.

КТО ЖИВЁТ В ПРАВОСЛАВНОМ МОНАСТЫРЕ

Для тех, кто ещё не в курсе, сообщим, что монастыри (христианские, а также буддистские) возникли с той целью, чтобы ушедшие в них люди могли уединиться и больше посвятить себя молитвам и медитациям. Ну все люди разные, и у всех свой взгляд на жизнь. Кто-то считает, что в жизни надо отрываться по полной, а кто-то наоборот — что надо больше времени уделять более духовным ценностям.

В русских православных монастырях есть устоявшаяся иерархия живущих там людей (в православных/ортодоксальных монастырях других стран иерархия такая же, либо с минимальными отличиями), которая описана в нескольких абзацах ниже:

  • Настоятель монастыря. Он же игумен… Он же — главный священник монастыря. Отличие его от священника обычной городской/сельской церкви в том, что первый — даёт всякие монашеские обеты, из коих едва ли не главный — обет безбрачия (и тем более, отсутствия секса вообще), а второй — может жениться и распространять свои гены (но только через законную супругу).
    Ну и настоятель монастыря является как бы директором сего учреждения (а хозяином практически любого действующего православного монастыря в России является РПЦ, в других странах — аналог РПЦ).

Настоятель даёт указания всем остальным жителям монастыря, благословляя их на то, что им надо делать и что не надо (в том числе, и младшим священникам). Директор, одним словом. Практически все эти директора прошли путь от трудника-послушника до настоятеля.
Возможно, в начале 90-х годов, когда наспех возрождалось религиозное и монастырское движение в пост-советском пространстве, не было особого времени ждать, пока все кандидаты пройдут нормальный экзамен временем. И многих, наверно, миновала участь ступени трудника, либо у ког-то она была слишком короткой.

  • Другие священники монастыря. По рангу ниже настоятеля, но выше монахов, могут вести службу, и порой давать указания, что кому делать или кого пускать на ночлег или в трапезную на обед. Все эти деяния совершают по благословению настоятеля.
    Монастырский (то бишь, монашествующий) священник называется также иеромонахом (то есть, старшим монахом), насколько знаю.

Также такие монашествующие священники могут называться «чёрным духовенством» (ибо, облачены в чёрные одеяния), а мирские священники — «белы духовенством».

  • Монахи. Скажем так, средний класс жителей монастыря. Благословляются на работы наравне с послушниками и трудниками, но обычно на более чистые работы и более ответственные. Например — звонарь, библиотекарь, водитель, кухонный работник.
    Иеромонахи — это более старшие по чину монахи. Они же могут быть и священниками в этом монастыре (но ниже настоятеля).
    Есть ещё одна интересная категория православных монахов — схимник. Это такой монах, который ушёл в затворничество или принял очень строгие обеты (на ихнем слэнге — принял схиму).
  • Послушники. Это те, что уже поднялися со ступени трудника и собираются стать монахами (а там, глядишь, и до высших чинов дослужатся — ведь как говорится, «плох тот послушник, кто не хочет быть настоятелем»)… Многие из них (или даже большинство) взошли на сию ступень из трудников.
  • Трудники. Самая низшая каста категория жителей монастыря. По моим наблюдениям, среди них — как минимум половина таких, что пришли в монастырь оттого, что им некуда больше податься, и в то же время не хотят совсем уж скатываться в бомжи… В каких-то монастырях таких бывших бездомных абсолютное большинство, в каких-то меньше половины.

Но есть и такие трудники, что стали таковыми с целью подняться в дальнейшем по карьерной духовной лестнице до послушника, а затем и до монаха. То бишь, они хотят посвятить свою жизнь (или её часть) Богу и молитвам в Его адрес. Или по крайней мере, попробовать это сделать (поскольку ведь одному Богу известно, как оно сложится).
Некоторые прибывают в монастырь просто «поработать во славу Божию» на некоторое время — на неделю, на месяц, и их тоже селят в номера келии к трудникам.
Путников обычно тоже селят в келии к трудникам.

Как правило, трудников в монастыре деньгами не одаривают, но бывает, что например, могут дать денег на билет до куда-нибудь (ибо, некоторые кочуют из одного монастыря в другой монастырь, и иногда на тысячи км).

Женщины как правило (примерно в 99% случаев) в мужском монастыре не проживают. Иногда днём приходят какие-нибудь работницы (кухарки), но на ночь им оставаться не дозволяется.

В женских монастырях

  • В них такая же система, но окромя священников. Ибо, в православии женщина не может быть священником. В церквях женских монастырей службу ведут мирские священники, заказываемые из города или ближайшего населённого пункта. Так иногда и говорят — «мы заказываем священника из города». Заказ, видимо, как-то оплачивается. Не узнавал.
  • В женском монастыре настоятельница тоже есть. Она же игумена.
    А также есть иеромонахини, монахини (не монашки!!!), послушницы и трудницы.
  • Также при некоторых женских монастырях (чаще снаружи, чем внутри них) живут мужчины, чем-то помогающие монастырю — обычно физической силой. Как правило, такие мужчины не курят, не пьют (в противном случае их вряд ли бы держали). Некоторым таким хорошо платят за работу (особенно, если монастырь финансово богат), некоторым чуток — в зависимости от монастыря и ситуации.
    Порой в женском монастыре днём работают какие-то мужчины (в том числе, наёмные за нормальную плату), но на ночь почти всегда они изгоняются.

УСТАВ МОНАСТЫРЯ

Монастырь обычно имеет свой определённый устав, коий так или иначе отличается от уставов прочих монастырей. Где-то бывает очень строгий режим (встречались несколько раз и такие монастыри, где не пускали даже местных сельчан на молитву в монастырской церкви, не говоря уж про каких-то путников, жаждущих посмотреть на старинную архитектуру сего режимного учреждения).
А где-то бывает наоборот — вольготно живётся всем живущим в заведении, особенно трудникам, которые в абсолютном большинстве приходят в монастырь НЕ «поработать-во-славу-Божию-и-помолиться», а от того, что просто не имеют своего жилья, то бишь — бездомные.

Разумеется, почти все такие трудники имеют так называемые «вредные привычки» — сигареты, алкоголь, азартные игры, девочки. От коих в монастыре могут отучить, но это очень редко удаётся на 100%.
Однако, мне ни разу не доводилось видеть (по крайней мере, не припомню такого) в православных монастырях даже намёка на некоторые сексуальные или гомосексуальные связи (хотя, например, такое не раз встречалось в буддистских монастырях). Но встречалось среди прихожан церквей.

Почти ни в одном православном монастыре (а речь о них в данном параграфе) официально нельзя курить на территории монастыря, но примерно в половине случаев живущие там трудники курят где-то за туалетом, или за другим укромным углом, где их не настигнет глаз надзирателя настоятеля или какого-нибудь старшего монаха.
Бывают и специальные «курилки», едва ли не официальные — либо за стенами монастыря, либо где-то в дальнем углу или близ туалета.

Помню, как в одном монастыре в 2004 году (в год моего первого паломничества) сразу после утренней всеобщей обязательной молитвы (подробнее о таких обязаловках будет сказано чуть ниже в разделе «(полу) обязательные вечерние/утренние молитвы») настоятель сказал в адрес некоторых трудников — «Ещё раз учую запах табака, выгоню из монастыря».
Я не мог проверить дальнейшее развитие событий, ибо в то утро я покинул эту обитель с Божьей помощью.

Не знаю насчёт того, часто ли выпивают алкоголь в монастырях, но как-то не припомню таких случаев.

Если в монастыре достаточно много монахов, послушников, то бывает так, что во время общих трапез кто-то один из них стоит перед вкушающими и читает какие-нибудь страницы из Библии (возможно, ещё каких-то церковных книг), дабы вместе с кушаньем поступала и Благодать Божья. Когда все потрапезничают, этот читающий сам сядет и будет догонять своих братьев в утолении голода.

Работа в монастыре

Трудники работают по 3-6 часов в день (по 5-6 дней в неделю, воскресенье всегда отходной) в самом монастыре или иногда на работах, куда отправит настоятель или его правая рука. Им за это дают кров, еду, душ, изредка какие-то деньги (в основном, особо заслуженным и благочестивым работникам). Ну и конечно же, даётся тот душевный покой, за которым (как подразумевается) трудники сюда в монастырь и припёрлись.
Стоящие на более высокой ступени (монахи, послушники), наверняка, имеют больше плюшек и других дивидендов. За выслугу лет, так сказать.

Иногда настоятель или монахи сего монастыря могут попросить остановившегося у них паломника помочь им чем-то по хозяйству. Бывает так, что могут спросить (напрямую иль намёком) «Если останавливаешься у нас на ночь-две-три, то надо бы чем-то нам помочь.»
Иногда это означает, что если паломник не согласится отработать, то на вторую ночь его не очень-то захотят видеть (а тем более, и на третью). Но всё зависит от монастыря и настоятеля. Ситуации бывают разные.

Если монастырь и его жители мне более-менее нравились (например, тем, что им можно признаться в своей «НЕправославности», и они не будут за это журить), то я мог и согласиться на работы. Но обычно, всё-таки, случалось наоборот (кстати, в Грузии часто попадались достаточно лояльные священники, но Грузия — это отдельный разговор). Ну на всё то и воля Божья.

Благословение на постой/ночлег

В абсолютном большинстве монастырей благословение на постой/ночлег даёт только настоятель монастыря (либо главный священник церкви, куда вы припёрлись в поисках ночлега). Если паломника внезапно принесло на ночлег, а настоятель куда-то уехал (ну а что, у командира тоже бывают свои дела), то обычно без его ведома НЕ позволят оставаться.

В случае отъезда владыки возможны три основных варианта (ну окромя того, что просто скажут «У нас не принимают на ночь»):

  • Либо могут позвонить начальнику и доложить ему о прибытии странника (если настоятель взял-таки трубку, то обычно он даёт добро, иногда может спросить вопрос типа «А у путника то есть крестик?»)… Но звонят не так уж и часто. И в половине случаев беспокоят настоятеля по настойчивой (и одновременно скромной) просьбе пришельца.
  • Либо в монастыре есть ещё кто-то, имеющий право дать благословение на постой (такой зам начальника может называться «благочинный»).
  • Либо просто скажут «настоятель в отъезде, а мы без его ведома не посмеем решать сей вопрос».
  • Либо ещё какой вариант возможен, но мне встречались именно эти три вышеописанные варианты… Обычно же настоятель находится в монастыре. В женских монастырях всё примерно так же.

В женских монастырях обычно не разрешат ночевать мужчине, будь он даже трижды заслуженный паломник. Исключение, как правило, в тех случаях, если в монастыре есть помещения для размещения паломников, или есть какое-то свободное помещение подальше от покоев монашек.
В большинстве случаев в женских монастырях мне доводилось ночевать в 2004-05 годах — в два своих первых года паломничеств и связанных с ними путешествий. По ощущениям из последних 5-6 лет — нынче стало построже с приёмом на ночлег как в женских, так ив мужских монастырях.

То же самое и в мужском монастыре — если там имеются отдельные помещения для паломников, то женщину могут поселить. Если не имеются, то шансы для странствующей женщины будут весьма маловаты.
В некоторых особо святых и посещаемых монастырях есть большие апартаменты для этих целей — на 100 человек и более.

___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   

  • Разумеется, что далеко не всегда и не везде устав монастыря или церкви соблюдается на все 100%. Порой в монастыре (или в городской церкви) можно отобедать и так, лишь постучав в дверь трапезной со словами «извините, мы не местные, давно в пути, не покормите ли опухших и уставших нас». Но как правило, даже на оное действо требуется благословение священника или ещё кого, имеющего право на выдачу разрешения.

В сельских церквях с кормёжкой бывает попроще (если есть такие условия). Там порой опосля обхода икон и некоторых нехитрых телодвижений в сторону оных святынь работница в церкви (например, продавщица свечек и разных приложений) может сама предложить попить чаю или отобедать в их трапезной — со мной такое случалось неоднократно.
Но!!! Вам едва ли это предложат, ежели не заподозрят в вас православного паломника, поскольку к братьям по разуму отношение куда более тёплое, нежели к инакомыслящим.

Но на ночлег без благословения настоятеля (или священника церкви) обычно не пущают, поцелуй паломник хоть 315 икон и сделайте 820 телодвижений в православном стиле… Но и тут есть свои нюансы, о коих дополнительно написано в параграфе «ночлег в церквях» (православных, католических, баптистских, и т.д.).

(ПОЛУ) ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ВЕЧЕРНИЕ/УТРЕННИЕ МОЛИТВЫ

Не всегда, но обычно в православных монастырях бывают утренние (часов в 6-6.30) и/или вечерние молитвы (обычно после ужина). Также они могут называться «вечерние/утренние правила»… Сей аспект касается только православных монастырей (возможно, есть и в католических монастырях, но в них я гостил лишь 2-3 раза в отличие от католических церквей).

Сложилось такое впечатление, что утренние молитвы/»правила» есть почти всегда, а вот вечерние не всегда — наверно, лишь в учреждениях более-менее строгого режима. Данные молитвы/»правила» — это не те обычные службы, которые проходят в церквях. Это молитвы для монахов и живущих там же послушников и трудников. Проходят они тоже в церкви.

Для человека, не привыкшего к таким истязаниям своего духа, будет не так просто смириться с тем, что надо отстоять такую молитву, ибо многим может показаться бессмысленность сего действа. Но обычно такие молитвы не такие длинные, как церковные службы — минут по 30-60, и туда не приглашаются миряне (хотя, миряне могут и приходить на такие молитвы, если ворота монастыря ещё или уже открыты).

На таких молитвах/правилах каждый молится сам, а не в такт звукам и движениям ведущего службу священника (ибо, он не ходит с кадилом, не трясёт им пред собравшимися прихожанами,которые не приглашаются на такие действа). А также каждый подходит к иконам, целует их и совершает другие традиционные телодвижения  (ну конечно, если он в курсе, что надо делать, ну а коли не знает, то посмотрит на окружающих братьев и сообразит).

  • Опосля вечерней/утренней молитвы в некоторых монастырях (далеко не во всех!!!) бывает крестный ход, когда каждый присутствующий на этой молитве берёт икону (выбирает сам — обычно из того ряда, откуда все берут), и потом все участники выдвигаются на свежий воздух нарезать круги вокруг этой же церкви и вокруг прочих монастырских построек.

В голове всей процессии идут старшины (священники монастыря) и несут кресты. Могут подходить к некоторым особым местам монастыря (например, могилам предыдущих настоятелей), останавливаться там, делать интересные движения, и далее продолжать процессию. Обычно кругов либо один, либо три.

Если в этот день какой-то особый праздник (или его канун), то наверно, кругов может нарезаться и больше. В целом это довольно интересно, и один раз поучаствовать в таком фестивале вам будет, наверно, очень интересно. А может быть, Вы настолько пропитаетесь благостью сего действа, что в итоге станете нормальным православным христианином. Аминь.

Обязательно ли присутствовать на вечерней/утренней молитве и службе

Тут тоже зависит от строгости учреждения. Можно аккуратненько спросить у трудников насчёт обязаловки, и возможно, они вам скажут. Но могут и не сказать много, а отделаться фразами «ну как сам знаешь, тебе решать».

Некоторые трудники сами отлынивают от походов на такие молитвы (да и на службы тоже, которые аналогично бывают ежевечерние и ежеутренние, иногда бывают те или другие, но обычно в каждом монастыре есть как минимум одна служба в день). Могут проспать утреннюю молитву, или прийти лишь на часть службы (потом выйти покурить в укромном месте, где-то погулять и снова зайти молиться). По таким действиям обычно понятно, зачем сей трудник подался в монастырь.

Коли вы хотите остаться НЕ на одну ночь, а подольше, то лучше посещать такие молитвы и службы, дабы местные поняли, что вы не просто проходимец, а действительно паломник. Хотя бы постоять 5-10 минут. А чтобы время зря не терялось, то не стойте как истукан, а делайте примерно такие же упражнения, что делают окружающие вас люди. Да и к иконам приложитесь. И монастырским приятно, и с вас не убудет. А скорее всего, прибудет.

Ну а попробовав, возможно, вам понравится, и может быть, станете уже настоящим православным христианином. И тогда себе в карман рюкзака загрузите мобильное приложение в виде иконки какой-нибудь, и в вашей дальнейшей мобильной жизни она будет вас охранять да силы сберегать… Аминь.

  • Кстати, путникам рекомендуется загружать приложение Николая Чудотворца, образы коего есть почти в каждой православной церкви. Николай не только путникам подсобляет, но и от недугов исцеляет.

Поцелуй руки священника

Зачастую в процессе службы/молитвы (обычно в их оконцовке) надо поцеловать руку священника, когда все присутствующие в церкви идут на финальный обход главных икон. И вот, опосля прикладывания своих уст к святыням идёт очередь руки священника, держащую крест.
Насколько я понял, попасть надо в руку, а не в крест (ну куда все прихожане прикладывались, туда и я целился). Не знаю, какие санкции применят к промахнувшемуся.

Возможно, в первый раз вам будет сложно поцеловать руку какого-то дяди (пусть даже и священствующего), однако опосля первой пробы вы наверняка поймёте/почувствуете, что от сего контакта снизошедшая на вас благость затмевает тот страх и смущение, испытываемые пред этим актом.
Ноги целовать и мыть не предложат. Это для особо избранных только.

  • Вообще, на заре моей паломнической карьеры (в 2005 году) мне довелось побывать в Баку, столице Азербайджана. Там я пошёл проситься на ночлег в церковь (всего в Азербайджане тогда было аж 5 православных церквей).

Сначала один из помощников главного священника предупредил, что при подходе к батюшке с моей просьбой желательно поцеловать ему руку (подразумевается, что человек становится несколько менее гордым при такой операции, даже если он НЕвоцерковлённый или не дай Господь, представитель какого-нибудь другого культа).

Через 15 минут батюшка вышел из-за кулис, и когда я подошёл к нему проситься на ночлег, то немного замешкался. Помощник шептал «Целуй руку». Ну в итоге поцеловал, однако, это не помогло устроиться на ночлег. Священник сказал, что у них нет места. Хотя, и угостили ужином.
Если бы без замешательств совершил эту операцию (тем самым позиционируя себя как идущий их же курсом), то, наверно (или возможно), приняли бы.

Однако, при дальнейших попытках прошения на ночлег в церкви не было подобных ситуаций, когда предлагали бы целовать руку. Возможно, я не правильно или наоборот правильно себя вёл.

___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___   ___  

Последняя часть этой монастырско-церковной трилогии повествует о прочих вариантах получения помощи в христианских религиозных заведениях  — о разновидностях кормёжки в монастырях и церквях, помывке в душе, ночлеге в церквях различных деноминаций (католических, протестантских и т.п.), и о вариантах получения бесплатной одежды в церквях и монастырях.

Также имеется сборник трактатов о способах малобюджетных паломничеств и путешествий (в том числе, о других вариантах ночлега).

Спасибо за внимание к этому мало кому нужному сайту!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *