Чабаны, шахиды и лики Путина в Шаройском районе Чечни

Опосля двух проведённых суток в горных районах Шатойском и особенно Итум-Калинском я попёрся в ещё более высоко расположенный кусок территории Чечни — это Шаройский район (по крайней мере, сёла в нём стоят в среднем повыше предыдущих двух районов). Направился туда по кратчайшей дороге через перевал через деревню Тазбичи. Асфальта там, конечно, нет. Но встречаются кошары (пастушеские стоянки).

  • СОДЕРЖАНИЕ:
  • Пешком от Итум-Кали в Шарой через хребет и кошары.
  • Интересности вокруг Шарой.
  • Захоронения шахидов на старом кладбище в Шарой.
  • Пешком от Шарой до Химой и Кенхи мимо Путина.

Пешком от Итум-Кали в Шарой через хребет и кошары

До следующего села Джангулдой (а это уже очень близко к райцентру Шарой) я топал 2,5 световых дня по дороге — это 37 км, но во-первых, около 5 км меня подвезли изредка проезжающие тут чабаны, а во-вторых, я отклонялся 3 раза от дороги на соседний хребет, стоящий от неё к северу и чуть выше (затратив на это в сумме часов 10), и топал прямо по нему параллельно дороге. А так, ежели не залазить на хребет, дорогу оную с рюкзаком в 8-10 кг можно прошагать примерно за 1,5 световых дня.

дорога Итум-Кали - Шарой

Вид со хребта в южную сторону. В левом углу видна та самая дорога Итум-Кали — Шарой.

Если сам хребет достигает высоты 2600 (да уж, совсем немного по Кавказским меркам), то дорога в самом высоком месте (перевале) — 2400 метров. Хотя, на протяжении примерно 20 км (как раз в середине пути) она идёт почти ровно, или с плавным перепадом высот.

 траншея выкопана во времена чеченских войн

При ходьбе по сему хребту видна борозда прямо на вершине хребта, как траншея. Возможно, выкопана во времена чеченских войн 1990-х годов, поскольку на высоте легче держать оборону. Но сейчас всё заросло, и остались лишь бросающиеся в глаза шрамы. Глубина траншеи колеблется от 0,3 до 1 метра.

Вид со хребта, параллельного дороге Итум-Кали - Шарой

Вид со хребта, параллельного дороге Итум-Кали — Шарой, в противоположную от него сторону (северную).

Три раза заходил в гости к обитающим тут летом чабанам, один раз спал без спроса в вагончике, принадлежащем кому-то (тоже, видимо, из пастушеской серии), но никого там вокруг не видел (дверь вагончика была не заперта). И один раз ночевал в полузаброшенном вагончике-домике (выполнявшем функции блок-поста в эпоху напряжённой ситуации в Чечне), поскольку у посоветовавшего туда пойти чабана места в его кошаре для меня не было, ибо живёт он с женой и дочерью.

Та же ситуация и в двух соседних с ним пастушеских стоянках, где чабаны живут с семьями. Причём, в большинстве случаев пастухи сюда приходят из соседнего Дагестана (иногда беря с собой и овец, а иногда берут на попечительство чеченских барашков за хорошее вознаграждение), поскольку у самих чеченцев не очень в почёте сие ремесло (в этом они похожи на армян, что весьма характерно).
При этом, пастухи зарабатывают за свой нелёгкий труд (коему сопутствует весьма аскетичное проживание в кошаре) не такие уж маленькие деньги, обычно это примерно равно средней зарплате в регионе (как у квалифицированных рабочих).

Пастух в кошаре около дороги Итум-Кали - Шарой

Пастух со стадом овец в своей кошаре около дороги Итум-Кали — Шарой. Овцы почти уже в загоне и будут готовиться к отбою. 

Нынче в большинстве случаев в кошарах существует электричество от солнечных батарей. Ну и конечно, в горы Кавказа пастухи выходят лишь на лето, примерно с мая по сентябрь-октябрь, в зависимости от снега, весной таяния, а осенью выпадения (обычно спустя пару недель после первых снежных. А зимой держат овец ниже метров на 1000 или больше.

Вид со хребта на дороге Итум-Кали - Шарой

Вид со хребта (параллельного дороге Итум-Кали — Шарой) в южную сторону в направлении Главного Кавказского Хребта.

Интересности вокруг Шарой

При спуске в деревню Джангулдой (по-другому называют ещё Джоголдой=Джагалдой) меня сразу же захватили в плен пригласил в дом гостеприимный человек по имени Баутдин и предложил остаться у него на ночь. В оном селе живёт аж 3 семьи! И это, наверно, в Чечне самое высокое поселение (где живут круглогодично). В гостях у Баутдина познакомился с его соседкой по имени Забура. Она просила меня найти ей какого-то мужчину, но не для семейных отношений (хотя, этот вариант тоже, наверно, возможен при определённом раскладе), а для работы в её хозяйстве. Она готова платить немного денег, а также полностью обеспечивать едой. Но употребление алкоголя у них запрещено!

Вид с Джоголдой в сторону Шарой

Вид с села Джоголдой в сторону посёлка Шарой. В правом нижнем углу виднеется 4 древних башни. Они как раз в Шарое.

Спортзал в чеченской деревне

Спортзал в чеченской деревне Джоголдой. На снимке мы видим две штанги, брусья, боксёрская груша. На заднем фоне развалины строений (возможно, отчасти древних).

Поутру от Джанголдой спустился в посёлок Шарой (раньше он был райцентром, однако, всю администрацию перенесли в Химой, коий стоит намного более центральнее, нежели высоко высоко расположенный Шарой, высота коего = 1530 метров). Ныне в Шарой пока ещё расположено местное РОВД, в коий за 8 лет до этого меня доставили из-за сильных подозрений в вахаббизме и прочих грехах. То была очень шикарная история на весь световой день (в итоге вышло аж на две статьи).

На сей раз, при спуске в Шарой я сразу первым пошёл сдаваться в тот же РОВД (дабы они меня знали и не вылавливали потом с какой-нибудь горы). Однако, сотрудники чуток были удивлены такой инициативе ворвавшегося к ним безоружного туриста. Но всё-таки, проверили, ограничившись просмотром паспорта. Я им предложил заглянуть и в вещмешок (как на всём Кавказе порой называют рюкзак), но видимо, им было лень. Ну и на том спасибо! Никто из сотрудников спустя 8 лет меня не вспомнил, ибо почти все они уже поменялись на других.

Возможно, к моменту прочтения вами этих строк сего РОВД в Шарое уже вообще не будет, и его перенесут, например, в административный центр Химой.

Вид с древней башни в Шарой

Вид с одной из древних башен в Шарой.

Метрах в 100-200 от полицейского отдела и буквально над ним расположились остатки древнего поселения, во главе коего стоит 4 башни (но реставрированные, конечно). В Шаройском районе это, видимо, самое крупное их собрание. По крайне мере, из тех, про которые я слышал.
На башни можно посмотреть и сверху (при спуске из Джагалдой и из самого Джагалдой), и сбоку, и прямо к ним ко всем вплотную подойти, и даже заглянуть в пару башен, остальные неприступны без лестницы.

Вид на башенный комплекс в Шарой сверху

Вид на древний башенный комплекс в Шарой при подходе к нему сверху.

Захоронения шахидов на старом кладбище в Шарой

Также чуть выше этих древностей имеется кладбище с новыми и старыми могилами, парой небольших мавзолеев и (самое необычное и интересное) забавными длинными шестами, вкопанными в землю. Высотой они метров по 6… Как мне потом сказали местные, это памятные «стеллы» в честь шахидов (а на верхушке каждого шеста прикреплено нечто типа флага).

А шахиды (по исламу) — это погибшие за веру (а также за территорию), обычно на поле боя погибшие, ну или замученные в плену, например. То есть, по мнению многих чеченцев (хотя, и не всех), большинство погибших мусульман в боях с российскими войсками в чеченских войнах (в 1990-е годы) — это шахиды.
Или например, погибшие в боях с армянами азербайджанцы (а воевали они за Нагорный Карабах) в Азербайджане тоже причислены к лику шахидов. И так, похоже, почти во всём мусульманском мире.

Древнее кладбище со стеллами шахидов в Шарой.

Древнее кладбище со «стеллами» шахидов и парой мавзолеев в Шарой.

Но вообще, следует сказать, шо чеченцы, конечно, являются являются чемпионами среди народов РФ по соблюдению исламских законов, хотя и далеко не все из них. На втором месте среди очень верующих (а не просто мусульман на словах) это дагестанцы (но преимущественно это северный Дагестан, коий территориально как раз близок к Чечне).

Пешком от Шарой до Химой и Кенхи мимо Путина

Ну и опосля Шарой я двинул в южном направлении вниз по главной дороге, шёл исключительно пешком, даже не хотелось тормозить машины, поскольку пейзажи были весьма симпатичные (ущелья у и горы), а также периодически попадаются надписи то на скалах, то на официально установленных стендах, призывающие мусульман помнить о Боге.

Эта надпись встречена как раз на пути из Шарой вниз (уже прошёл Химой). И такие мусульманские надписи виделась мной много раз на чеченских дорогах.

Также в нескольких местах были встречены портреты Путина, без которого, очевидно, Рамзан Кадыров столь долго бы не оставался у власти. Ну и за это Путина тут призывают чтить (в Грозном, например, Проспект Путина есть, что тоже говорит о многом).
В посёлке Химой (который уже стал центром сего района) даже на стене детского садика висели портреты этих известных людей. Ну Путина то уже знают почти везде, а в случае царствования ещё десятка лет эхо о его «славе» может донестись и до некоторых планет. Но и Кадыров тоже известен за пределами России. Особенно про него знают многие жители Турции и некоторых других мусульманских стран.

Путин живее всех живых в чеченской республике

Путин и теперь живее всех живых в чеченской республике, глава которой крепко дорожит дружбой с ним… Оба политика висят на стене детсада.

Так я топал вниз по симпатичной дороге до развилки (от Шарой до неё 12,5 км, координаты: 42.674147, 45.900827), где есть ответвление на село Кенхи в восточном направлении. Не доходя пару км до сей стратегически важной развилки меня пригласил в гости пожилой мужчина, его дом стоит буквально в лесу один, у него и заночевал.

Сранья пришёл на развилку, где стоит военный блок-пост, там меня записали в журнал и пожелали хорошей дороги. После чего повернул я в село Кенхи. Но об этом аварском селении, окрестных пограничных с Дагестаном горах, и дальнейшем спуске в посёлок Дай и Шаро-Аргун будет поведано в следующей чеченской серии.

Также имеются ссылки на остальные 30 моих повестей о Чечне, Ингушетии и прочих северокавказских территориях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.