Арест путешественника и суд на Северном Кипре

Также в наличии материалы про 10-дневную отсидку в иммиграционном бункере в самой Турции и про предшествующий этому арест и последующую высылку в Москву.

Весь сюжет по нижеследующему тексту написан в хронологическом порядке. И писался он по свежим впечатлениям (через две недели после случившегося в 2012 году), а сейчас при публикации текст лишь отредактировался. Можно было бы и сразу рассказать, чем всё закончилось, но это не так уж захватывающе. Читатель (или зритель) для полноты ощущений должен быть в неведении о последующих действиях спектакля, проходившего в конце февраля.

Содержание:

  • О городе Газимагуша (Фамагуста).
  • Арест за пожертвования.
  • Беседа в полицейском участке.
  • Суд на северном Кипре.
  • Камера предварительного содержания.
  • Кто сидит в подвале предварительного содержания.
  • Оглашение приговора в северо-кипрском суде.
  • Персонажи в автобусе для перевозки заключённых.

О городе Газимагуша (Фамагуста)

Газимагуша (Gazimagusa). По-гречески называется Famagusta (но ныне грекам не принадлежит в связи с проигранной войной, а я к этим территориальным спорам политиков отношусь снисходительно).

Райцентр старинный и интересный, находится на восточном побережье острова Кипр. Стены древней крепости до сих пор стоят в центре города и имеется много исторических построек внутри этих стен. В том числе, и церкви, переделанные в мечети. И мечети в результате смотрятся как готические, интересное зрелище. Правда, у меня буквально несколько снимков сохранилось из Газимагуса. А уцелевшие фотографии из этого города я выложу ниже по ходу текста, дабы разбавить его чуток.

 вход в крепость Газимагуса (Фамагуста)

На одном из входов в крепость городка Газимагуса (Фамагуста). Снимок сделан с внешней крепостной стены. Между ней и стеной самой крепости — ров (он раньше был с водой, видимо, поскольку там ещё мост стоит с арками, через которые проходила вода).

Арест за пожертвования

Первую проведённую тут в Газимагуша ночь спал в подвале дома, хозяин дома разрешил. На следующий день решил немного спросить денег у людей, чтобы помыться (ибо, не было такой возможности неделю). Заходил в магазины и спрашивал у хозяев оных заведений пожертвования. Конечно же, не каждый даёт, но понемногу можно собрать пожертвований. О причинах моих малобюджетных (а порой и безденежных) путешествий описано в большой статье «Кому выгодны бедные путешественники».

В одном магазине хозяин отказал и сказал, чтобы был осторожен, ибо, кто-то из местных может вызвать полицию (поскольку официально и на северном Кипре, и в Турции попрошайничество запрещено). И надо же, сразу же после этих слов в магазин заходят двое полицейских. Показывают удостоверение нам обоим. Они (а один говорит на инглиш) просят меня показать паспорт и далее мы удаляемся в их машину. Оказывается, настучал мужик из предыдущего магазина. Наверно, по закону он поступил сознательно. Ну да ладно, Аллах ему судья.

Едем на полицейской машине куда-то, видимо, в участок. По дороге полисмен спрашивает:
— Где твой друг?
— Какой друг?. Я один.
— У тебя должен быть друг. Мы знаем.
— Да, у меня есть друг. Это весь мир.
— Не надо шутить!. Кто твой друг?
— Я не шучу. У меня нет других друзей, кроме окружающего мира.
— Не лги!.
— Мне нечего добавить к сказанному.
Хотелось, конечно, им добавить что-то типа «Я и мир — одно», но не рискнул. Они бы не выдержали этой шутки. Просто жалко ребят.

Арест северного Кипра на крепостной стене в Газимагуса

Снимок сделан на внутренней крепостной стене в Газимагуса. Мостик внизу справа — это единственный вход через эту башню внутрь крепости. Но, конечно, есть ещё и несколько более удобных и широких входов.

Беседа в полицейском участке

Приезжаем в полицейский участок. Происходит задавание очередных вопросов. Просьба показать содержимое рюкзака. Смотрят многие вещи, но не тщательно. Спрашивают, сколько наличных денег. Всего 41 лира (в 2012 курс турецкой лиры был намного красивее прежнего, 41 лира равнялась 24$). Сказал, что это мои сбережения на паром обратно в Турцию, да и вообще на жизнь.

Потом едем в казино (натуральное казино, коих много на Северном Кипре, поскольку в Турции казино запрещены, и многие турки ездят отрываться на Кипр, и не только в казино отрываются). В казино ждём переводчика на русский язык, и чтобы он смог выделить один час для работы с полицией. Такого человека не находится. Тогда я не мог понять, зачем им переводчик на целый час. К тому же, мы с тем полицейским неплохо понимали друг друга на инглиш.

Далее возвращаемся на ту улицу, где была поимка. Полицейские просят указать магазины, в кои заходил и спрашивал деньги. Я сказал, что спрашивал там в магазинах (и заведениях) примерно в 7-8. Всего собрал 6 лир, из которых один человек дал 5 лир. Указал им те магазины.

Думалось, они заставят вернуть деньги законным владельцам, которые (возможно) честно заработали их, честно прося деньги у других людей за свой товар, и рекламируя его. Однако, полицейские просто записывают имена и телефоны тех, у кого я спрашивал. Хотя, большинство из хозяев заведений не давали денег, но всё равно, полицейские записали их имена и телефоны. Всего номера 4-5 людей записали.

проход через башню внутрь крепости Фамагуста

На сей раз видим с другой стороны ту же башню, через которую я совершил проход внутрь крепости на это место… А вообще, в наличии общее досье о древних развалинах, оставшихся в живых на подконтрольных туркам территориях.

Суд на северном Кипре

Сразу после сбора показаний едем в суд!. Там к нам присоединяется турок, говорящий по-русски. Ибо в суде нужен перевод на русский (родной для подсудимого), на английский не подходит. Ждём один час. И заходим в зал суда.
Вот так вот стряпаются по-быстрому дела, буквально за пол-дня. Почти без всякого следствия. И конечно, их не волнует, что большинство денег (или как минимум половина) в современном индустриальном мире зарабатываются людьми на причинении вреда самому же человечеству. Почти любая реклама товара — это тоже попрошайничество, только оно «в законе».

Их не волнует и то, что в самом же северном Кипре некоторые официальные законы не соблюдаются. Например, во многих чайных заведениях висит плакат о запрещении курить в помещении, и штраф указан в 62 лиры (35$ по курсу того времени), но мало где соблюдается (по крайней мере, так было в феврале 2012). Особенно, это чётко видно в самой Турции (хотя, в 2017-19 годы стало намного строже в Турции, и в заведениях уже почти перестали курить).

В суде полицейским привезли электронную распечатку о пересечении задержанным границ Северного Кипра. Там показаны все 4 входа и 3 выхода (6 из них были выходами в буферную зону).

Итак, суд. Там всего 6 человек — судья, какой-то ещё глашатай (в судейском одеянии), двое полицейских, один стражник, переводчик, и ещё один человек сидит в зале, что-то записывает (журналист?). Подсудимого спрашивают, хочет ли он адвоката, и получают отрицательный ответ. Решил уж не говорить им, что «Мой адвокат -Бог!».
Тот же полисмен (говорящий на английском) зачитывает суть дела и судье передаёт в конверте деньги (41 лира), которые предъявил задержанный. Судья что-то говорит, и объявляется перерыв до понедельника, ибо, в сей день была пятница. В выходные суд не работает.

Наследие английского колониального владычества на Кипре

Наследие английского колониального владычества иногда выражается в разных старинных памятниках, которые раньше служили местным жителям.

Камера предварительного содержания на Кипре

Отвозят в тот же полицейский участок. Опять что-то спрашивают, записывают. Приезжает ещё одна женщина, говорящая по-русски. Она переводит с турецкого на русский. Ждём 1-2 часа. Потом отводят в подвал. Там камера предварительного заключения (или как она у них там называется).

Рюкзак сдаётся в отдельную камеру. Шнурки с ботинков снимаются и ложатся в рюкзак, пояс брючной тоже нельзя. Всё может быть использовано, видимо, для самоповешивания. Шапку тоже нельзя.
Часы, ручки, книжки, и прочие бумажные предметы (кроме туалетной бумаги) тоже нельзя. Фотоаппарат ложится в сейф в кабинете под расписку (как ценная вещь, также как и часы, например).

Тут в подвале 12 камер-одиночек (с решётчатой дверью) вдоль общего коридора, вход в который тоже из решёток. Два туалета (и только один из них в рабочем состоянии), два душа (с холодной водой, но в апреле-мае было бы нормально для купания). Зимой (а дело было в феврале) тут прохладно, но можно взять сколь угодно одеял (у них там этого добра хватает).

За 3 суток там постоянно находилось от 4 до 10 человек. Приводили новых, кого-то отпускали (или депортировали). Выдают одеяла (сколько угодно). Еду здесь полицейские не предоставляют, но могут её вам купить за ваши деньги.
Воду нормальную питьевую (из бутылей 19-литровых) дают сколь угодно. Чай тоже приносят, но, как понял, за деньги (сам ни разу об этом чае не просил). Раз в день сотрудник подходит к каждому заключённому и спрашивает, что он хочет попить — чай или кофе.
Не имеющих денег на еду дервишам (бродячим монахам) заключённые дают еду из своих пайков. У большинства пайки не маленькие, им приносят родственники. Умереть, в общем, не дают, даже поголодать не дают.

 натуральные мыла в туристических местах Кипра и Туции

На базаре в Газимагуса. Такие натуральные мыла часто можно увидеть в продаже в туристических местах Кипра и Турции. А в этом месте они продаются по 3 евро за штучку (2012 год). На левой этикетке написано «Медовое мыло» (Honey soap), на правой — «Лимонное мыло» (Lemon soap). И ещё на каждой этикете написано «Оливковое масло» (Olive oil), видимо. это добавляется в мыло.

Кто сидит в подвале предварительного содержания

Один из задержанных был туркмен. Приехал на заработки. Имеет лишь приглашение на работу (где его брат работает уже 5 лет), но без официального разрешения на эту работу. Его по прибытию задержали и посадили, отправили тем же путём (каким приехал сюда) — на самолёте в Турцию.
Через 3 дня он прибыл на Кипр снова, но уже на пароме (непонятно, на что он надеялся, если один раз его уже не пустили). И снова задержание и посадка в камеру (на сей раз в камеру сего участка, в первый раз сидел в столице). И снова через сутки отправка обратно в Турцию.

Один задержанный был русский студент Егор из Ростова (проходящий тут на Северном Кипре обучение). Задержан за то, что нашли у него 7 ржавых патронов с 1974 года (семь ржавых патронов!). Он их нашёл на горе на месте перестрелок греков и турок в том самом 1974… Как потом стало известно, виновным он признан, всё-таки, не был. Но следствие по его делу пока не закрыто, его отпустили под залог в 500 лир (300$). Через 5 месяцев заканчивается его учёба в университете. И если дело зайдёт в тупик, ему вернут деньги. Но дальнейшую его судьбу я не узнал.

На самом деле, видимо, в глубоком тупике мышление многих представителей власти и составителей законов, причём, во многих странах. Но они, конечно же, не виновны, как никто ни в чём не виноват (если копать глубоко, то оказывается именно так). Скорее уж, само общество виновно в том, что допустило такую ситуацию (поскольку дозволяется снимать и показывать фильмы про убийства, кражи и прочие деяния, тем самым рекламируя подобное).

Хотя, если с ещё более высокой позиции посмотреть, то виновно всё существование (или назовите это Богом), раз уж он допускает такое. Всё воздействует на всё, всё зависит от всего. И нет отдельных делателей чего-либо. Всё взаимосвязано. Конечно, я не настаиваю на этом своём мнении. У каждого свой взгляд на мир.

 место для досуга мужчин в столице Северного Кипра

Кадр сделан в столице Северного Кипра (в черте старого города Лефкоша). Это нечто типа место для досуга мужчин. Есть два бильярдных стола, магнитофоны с записями, видео-магнитофоны с кассетами, DVD, куча всяких фотографий (почти всё это как бы возвращает во времена 20 века). Кофе и чай с плюшками подают по желанию клиента, разумеется, за деньги.

Оглашение приговора в северо-кипрском суде

В понедельник мы едем снова в суд. Переводчик уже другой — казахский студент, коий был переводчиком и для того самого русского студента Егора (с патронами). Всё заняло минут 15.
Судья выносит примерно следующий приговор: «Просить деньги у людей — это плохо и вне закона. Задержанный не имеет средств для выплаты штрафа. По сему, ему назначен срок — 3 дня в тюрьме.»

Казах успел перевести лишь это, и сказал, что остальное скажет после выхода из зала суда. Но мы с ним более не увиделись. Ибо, тут же надевают наручники (и они были одеты на мои руки впервые на северном Кипре), сажают в мини-автобус с решётками. Рюкзак при этом остаётся в участке полиции, говорят, что его привезут завтра утром.
Большой вопрос — есть ли в законе сев Кипра статья о «поиске материальной поддержки на благие цели»?. Или в что-то в этом роде?

 фраза на старинных машинах на северном Кипре

Такая фраза *Just married* («только что женился») встречается частенько на старинных машинах на северном Кипре. Забавляются ребята.

Автобус для перевозки заключённых

Потом через 15 минут в автобус добавляется ещё 4 осужденных человека. Эти люди также осуждены. И все ездят на суд по разу третьему. Но уже из самой тюрьмы. Двое из осуждённых прикованы наручниками друг к другу.
В автобусе, после того, как он поехал, они сразу же легко и непринуждённо достают из расщелины в стенке автобуса крохотный предмет, коий легко отмыкает наручники. Они явно знали про сей предмет.
Мы едем так до самой тюрьмы. При подъезде к тюрьме ребята захлопывают наручники, как будто ничего не было. Тот предмет ложится в расщелину стенки, видимо, для следующих пассажиров.

По пути в тюрьму мы заезжаем в больницу, где лишь у одного из осуждённых (русского, коий будет новичком для сей тюрьмы) берут кровь из вены на анализ. Результат известен лишь сотрудникам тюрьмы. При подъезде к больнице ребята также застёгивали наручники. А при отъезде снова легко расстёгивали.

впечатанные морские ракушки при вторжении на Кипр

Это впечатанные в стол морские ракушки в дорогом ресторане в городе Гирне (по-гречески Кирения, который был первым моим пунктом при вторжении на Кипр).

Там в автобусе с нами ещё ехало 2 кадра. Один — турок, живущий ныне во Франции, приехал на своём авто отдыхать сюда, и попал в аварию. При этом кто-то то ли погиб, то ли сильно пострадал. И французского турка держат в тюрьме уже 4 месяца, как он говорит. И неизвестно, сколько ещё.
Возят этого турко-француза периодически в суд. В автобусе он сел с перевязанной рукой, подвешенной на повязку. Когда автобус тронулся, он снял повязку (да ну её к чёрту!) и положил руку на колено. Когда подъехали к тюрьме, он снова надел повязку, как и положено. Руку, по его словам, повредил во время аварии.

Ещё в автобусе сидел один местный чиновник (бюрократ, по-турецки почти так же звучит — бюрократ), за что-то осуждённый. Но он в тюрьме на каком-то льготном режиме. Его знает большинство сотрудников тюрьмы, и он на каком-то особом положении (фактически супер-блатной). Периодически сей чиновник выходит к ним попить чайку, побеседовать. А когда он ехал в автобусе и видел сцену с наручниками, то смотрел на это нормально и вряд ли кому-то стуканул.

Заключительная часть сей тюремной истории расскажет про саму тюрьму на Северном Кипре, потом ожидание парома и депортации обратно в Турцию (естественно, ожидание тоже было за решёткой).

А ещё есть сборник всех опубликованных случаев с полицейскими облавами, проверками и прочими захватывающими эпизодами.

Другие материалы на турецкую турецко-кипрскую темы находятся в разделе про Северный Кипр и Турцию.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *